На Дом В США Джигарханян Занял 150 Тысяч Долларов У Табакова » Стартовая страница - все самое интересное в Интернете на одном сайте.



Главная Девушки 18+ Игры Онлайн ТВ








На Дом В США Джигарханян Занял 150 Тысяч Долларов У Табакова

Полгода продолжается семейная драма 82-летнего Армена Джигарханяна. Развод и раздел имущества с 39-летней женой — в топе самых обсуждаемых тем. По мнению Виталины, этой скандальной истории не случилось, если бы на имущество народного артиста не позарились его «друзья». Виталина мужественно встала на пути рейдерского захвата и поэтому пала первой его жертвой: ее публично обвинили в воровстве, в мошенничестве, возбудили против нее уголовное дело, лишили мужа, семьи, работы. По сути сломали жизнь, которую она строила не один год. Весь этот кошмар случился из-за пресловутых квадратных метров: однокомнатной квартиры в деревне Глухово, Красногорского района и трехкомнатной квартиры в 134 квадратных метра на Молодгвардейской улице в Москве. А еще было завещание артиста, в котором Армен Борисович выражал желание все имущество оставить Виталине. Оно теперь тоже отменено.

— Виталина, вас обвиняют, в том, что вы завладели имуществом Армена Борисовича…

— Прежде чем подписать какой-то документ, он консультировался с адвокатами, с нотариусом. Они разъясняли последствия любого его решения. Он знал, что у него есть наследник — пасынок Степан, сын Татьяны Сергеевны Власовой(предыдущая жена Джигарханяна — Ред.). Когда в 2015 году Армен Борисович составлял завещание, он сказал: «Хочу, чтобы все мое имущество досталось Виталине». С его ведома и согласия еще до нашего брака были оформлены обе квартиры — в Глухово и на Молодогвардейской. Все было сделано открыто и легально.

— То есть имущество было оформлено на вас, чтобы оно не досталось его прежней жене и Степану?

— Именно так. Кроме того, перед началом бракоразводного процесса с Татьяной Сергеевной его адвокаты порекомендовали ему закрыть банковские счета. У него была небольшая сумма, но все равно ее пришлось бы делить. Он приезжал в банк и лично подписывал документы. Инициатором продажи своей доли в квартире в Староконюшенном переулке (эту квартиру Джигарханян разделил с Татьяной Власовой после развода — Ред.) тоже был Армен Борисович. Он хотел быстрее переехать в нашу новую квартиру на Молодогвардейской улице, которую сам выбрал. Когда мы ее купили, там были голые стены — ни межкомнатных перегородок, ни пола, ни дверей, ни электропроводки, ни сантехники… Не было мебели. Он торопил продажу своей полквартиры на Арбате, чтобы появились деньги на ремонт нового жилья.

На все про все ушло больше 10 миллионов, хотя я наняла не самую дорогую бригаду рабочих из Белоруссии. Взяла кредит в Сбербанке на полтора миллиона рублей. Плюс я должна вернуть два миллиона по долговой расписке бизнесмену Юрию Растегину, который и приобрел половину квартиры на Арбате…

— Постойте… Юрий Растегин рассказывал, что сумма сделки за половину квартиры — 15 миллионов рублей. Из них два миллиона Армен Борисович получил наличными еще до оформления сделки. Потом на его счет поступили 8 миллионов. Оставшиеся пять миллионов выплатили ему чуть позже…

— А на самом деле два миллиона мы получили по долговой расписке. Эти деньги я должна вернуть Растегину до конца года. Фактически Юра купил половину арбатской квартиры за 8 миллионов рублей. Эту сумму он перевел на счет Армену Борисовичу. Но его адвокаты почему-то вменяют мне 15 миллионов, которые якобы Растегин заплатил, а я якобы сняла со счетов мужа. Это неправда.

— Признаюсь, я уже запуталась, кто в этой истории говорит правду, а кто врет. Каждая сторона убедительно рассказывает свою версию, которую тут же не менее убедительно разбивают оппоненты…

— Ну вы сами подумайте: кто бы заплатил 15 миллионов рублей за половину спорной квартиры? Татьяна Сергеевна, которая владеет второй половиной, билась за имущество, аки львица. Не пускала людей для осмотра, меняла дверные замки, продавать квартиру целиком категорически отказывалась. В этой ситуации купить половину квартиры заочно желающих не было. В это же время Армен Борисович торопил сделку. Растегин был единственным, кто согласился купить эту квартиру. И мы были ему за это благодарны.

— Тем не менее согласитесь, какой бы не была сумма сделки на самом деле, вы к этим деньгам не имели отношения. Эта арбатская квартира появилась у Армена Борисовича задолго до встречи с вами, когда он был женат на Татьяне Сергеевне.

— Эти деньги я не себе забрала. Как только Растегин их перечислил, мы каждый день приезжали с Арменом Борисовичем к банкомату, чтобы снять 200 тысяч рублей. Он не умеет пользоваться банковскими карточками. И я снимала в его присутствии эти деньги и вкладывала их в ремонт нашей с ним квартиры на Молодогвардейской. На все покупки и траты у меня есть чеки. Я действовала в наших с ним интересах. Мы были в браке, никто разводиться не собирался. Армен Борисович до сих пор в этой квартире прописан. Я его из дому не выгоняла. Он и сейчас может прийти и там жить.

— Но он, как говорят, не хочет к вам возвращаться…

— Был период, когда очень хотел. Даже его друзья, которые ко мне относятся плохо, рассказывали, как в начале скандала он просился домой. Приезжал, чтобы посидеть в машине возле подъезда. Тосковал по дому. И вместо того, чтобы нас помирить, они его отговаривали ко мне возвращаться, мол, у Виталины — уже своя жизнь… Ему три раза снимали квартиру, и каждый раз он говорил, что ему там не нравится, пока наконец его не поселили в том же подъезде в том же доме на Молодгвардейской, где находится наша квартира. Он привык жить дома.

ПРОПАВШАЯ НЕДВИЖИМОСТЬ ДЖИГАРХАНЯНА

— Мы все время говорим про последние квартиры Джигарханяна — на Молодогвардейской улице и однокомнатную под Красногорском в поселке «Рублевское предместье», — продолжает Виталина. — Но у Армена Борисовича было еще и другое имущество. Была квартира в Ереване, подаренная лет пятнадцать назад президентом республики. Насколько я знаю, ее продавал Артур Согомонян, у которого были полномочия распоряжаться имуществом Джигарханяна. И в Москве — еще четыре квартиры. В одной жила дочь Армена Борисовича Лена (она трагически погибла в 22 года, отравившись угарным газом в гараже — Ред.). В другой — мама Татьяны Сергеевны Власовой. Еще была квартира Степана на Арбате. Ну и та «трешка» в Староконюшенном переулке, о которой мы уже говорили. Плюс квартира в дачном поселке «Менделеево» Солнечногорского района, гаражный бокс на Пресненском валу, автомобиль «Фольксваген-каравелла». Когда-то была дача в поселке Малого театра. Все это имущество исчезло почти необъяснимым образом.

Тема пропавшей недвижимости неожиданно всплыла, когда он делил имущество с Татьяной Сергеевной. Пришел запрос от ее представителя на целый список объектов, которые числились за Джигарханяном. Его адвокаты очень сердились, что он забыл их указать. А он: «Я не помню, где все это». Тогда позвонила Артуру Согомоняну, которого можно считать семейным консельери. И Артур сказал, что все имущество давно продано.

— Кажется, Татьяна Сергеевна рассказывала, что на деньги от продажи дачи и гаража был куплен тот самый домик в Америке, из-за которого потом Джигарханян с ней же и судился.

— Армен Борисович говорил, что на дом в Америке ему дал деньги в долг — 150 тысяч долларов — Олег Павлович Табаков. Одно время он много ездил на гастрольные «чесы» с антрепризными спектаклями. Отрабатывал долг. И при этом каждый месяц отправлял Татьяне Сергеевне, которая уже жила в Америке, по 2-3 тысячи долларов. Это продолжалось даже, когда они фактически перестали жить семьей. Но по-другому он не мог, не умел, не считал для себя возможным. А Татьяна Сергеевна могла: прекрасно жила на его деньги.

— Я понимаю: антрепризные спектакли, съемки в кино… Но все-таки откуда такие заработки у народного артиста?

— До 2002 году, когда у него случился инсульт, Армен Борисович очень много работал. Да и сейчас зарплата немаленькая — около 300 тысяч рублей в месяц, если с двумя выходами на сцену в спектаклях. Если без выходов, только голый оклад как президента театра — 100 тысяч. Плюс пенсия народного артиста СССР, которую он получает на сберкнижку. Это около 40 тысяч рублей. Думаю, накопилось не меньше миллиона рублей. У него всегда были наличными несколько сотен тысяч рублей, которые он хранил в своем сейфе. Поэтому странно слышать, когда его друзья рассказывают журналистам, что Джигарханян ушел от Виталины с мелочью в кармане. Это неправда.

— Сколько стоила квартира в Глухово, которую в 2012 году оформили на вас?

— Около 200 тысяч долларов (по курсу 2012 года — около 6 миллионов рублей, — ред.).

— Спустя три года вы купили квартиру на Молодгвардейской. Она стоила, как вы говорили в одном интервью, около 17 миллионов рублей…

— Мы собирали на эту квартиру деньги. У нас были накопления, в том числе и мои. И то, мы внесли не всю сумму сразу, а двумя взносами. Поэтому сперва квартира была в моей собственности с обременением. И когда все было выплачено, почти закончен ремонт, к нам в гости пришли его друзья Артур и Айрапет. Это было в августе прошлого года. Им очень понравилась наша квартира… Потом они вместе с Арменом Борисовичем поехали обедать. А вечером он мне говорит: «Мне кажется, Артур нам позавидовал». И это были ключевые слова.

— Вы считаете, что после этого и начались все ваши проблемы?

— Конечно. Они хотят забрать не только имущество, но и посадить меня в тюрьму. Когда в октябре начался этот конфликт, Армен Борисович (или кто-то от его имени) написал на меня заявление в следственный комитет сразу по нескольким пунктам. С тех пор следственный комитет Юго-Западного округа Москвы ищет основания, чтобы посадить меня. Первый пункт касался так называемого вывода в офшоры 80 миллионов рублей театра. Финансовые документы были изъяты из бухгалтерии еще в октябре. Ни офшоров, ни обналички бюджетных средств, конечно, не нашли. Другое обвинение касалось якобы незаконного получения мной российского гражданства. И это оказалось клеветой. Следственный комитет делал выемку документов даже в академии Маймонида, где я училась. Искали мои «поддельные дипломы». А по сути — любую зацепку, чтобы обвинить меня в мошенничестве. Но ничего не нашли. Я точно знаю, что никогда не занималась ни мошенничеством, ни воровством. Наоборот, когда я стала директором театра, я спасла Армена Борисовича от судебного преследования из-за налоговых нарушений.

Кто будет отвечать за те публичные обвинения, которые выдвинул против меня Армен Борисович, Марк Рудинштейн и другие «доброжелатели»?

КТО УСТАНОВИЛ СКРЫТЫЕ КАМЕРЫ

— Против вас все-таки возбудили уголовное дело по 137-й статье УК (нарушение неприкосновенности частной жизни) из-за съемок скрытой камерой. С декабря вы находитесь под подпиской о невыезде. Кто эти снимки принес на телевидение, кто установил камеры в кабине Джигарханяна?

— Все говорят про эти камеры, а что запечатлено на кадрах забывают уточнить. Поясню: на них сильно выпившие мужчины, включая Армена Борисовича Джигарханяна, Артура Согомоняна и Айрапета Оганесяна. Они сидят поздно вечером в государственном театре и обсуждают, как завести уголовное дело на Виталину и на ее семью. Это документальное подтверждение заказного дела против меня. Именно поэтому история с камерами так не нравится окружению Армена Борисовича.

— Кто мог установить в кабинете Джигарханяна эти камеры? Считается, что это сделал ваш отец, инженер по профессии.

— Не он, мой папа не настолько технически продвинутый человек. Вопрос не в том, кто установил камеры, а в том, кто передал эту съемку на телевидение. Точно знаю, что это сделала не я. Меня тоже удивляет, как, например, моя личная переписка стала достоянием общественности? Как попали в СМИ скрины с моего мобильного телефона? К сожалению, мой телефон побывал в руках многих нечистоплотных людей.

— А что за скандальная история с вашими «любовниками»? В разных шоу мы видели сразу несколько кандидатов.

— У меня до сих пор нет любовника. Наверное, это даже плохо. С 2001 года, когда у нас начались отношения с Арменом Борисовичем, никаких других мужчин в моей жизни не было. А те невостребованные наши эмигранты, которые приезжают на телешоу за гонорар и по указке объявляют себя моими «любовниками», вызывают только жалость. Они настолько не состоялись ни в жизни, ни в профессии, что по другому заработать не могут.

— Когда в вашей семейной жизни с Арменом Борисовичем был совет да любовь, вы не планировали завести ребенка?

— Был момент, когда Армен Борисович этого очень хотел. Но всерьез мы этой темой не занимались.

— Ваш семейный конфликт начался с того, что вы залезли на «чужую территорию». Попытались руководить театром, где единственный «хозяин» — Джигарханян. Стали выпускать свои спектакли. Это его огорчило. Наверное, Армен Борисович очень ревнив в этом смысле. Другие люди вашим конфликтом воспользовались, направили его в выгодное им русло: раздел имущества, развод, уголовное дело. Если все можно было бы вернуть назад, вы бы отказались от своих творческих амбиций?

— Армен Борисович иногда утверждал спектакли очень долго. Идея в нем может зреть и по пять лет. Что в государственном театре непозволительно. Как директор я была обязана выпустить определенное количество премьер в год. Иначе — это срыв госзадания. На малой сцене, которую мы открыли после ремонта, играли всего два спектакля. Это стыдно так использовать площадку, когда на ремонт потрачены бюджетные деньги. Там мы ставили музыкальные спектакли, чтобы наполнить репертуар. Армен Борисович был не против. Я не могла и предположить, что его так заденут мои творческие амбиции. Но я и сейчас от них не отказываюсь. Меня пытаются представить сиделкой народного артиста, «украинской поломойкой», домработницей. Это не так. Я профессиональная пианистка. И как показала жизнь, еще — неплохой организатор.

ВОПРОС РЕБРОМ

— Виталина, какая у вас была зарплата, как у директора театра?

— Вначале — 73 тысячи рублей. Эту зарплату назначил департамент культуры Москвы. У театра были проблемы с финансово-хозяйственной деятельностью. Как только я улучшила ситуацию и мне увеличили зарплату до 120 тысяч, меня попросили написать заявление по собственному желанию…

— Некоторые актеры в театре были на вас обижены за то, что вы их уволили. Но театре мне рассказывали, что вы платили зарплаты актерам из… своих личных денег.

— Когда меня назначили директором, финансовая ситуация была катастрофической. Долг по налогам около 27 миллионов рублей. Налоги не платили в бюджет в течение трех лет. За эти финансовые нарушения должен был отвечать Джигарханян. Чтобы увести его из-под удара изменили устав театра и переложили долги на нового директора, то есть на меня. Теперь, задним умом я думаю, меня хотели подставить. Погасить этот долг было очень тяжело. Но это была не единственная беда. На счету театра не было денег, чтобы платить актерам. По закону, я как директор не имею права не платить людям зарплату. Поэтому я принесла собственные сбережения — три миллиона рублей — и кассир внес эту сумму в казначейство на счет театра. Театр до сих пор мне должен 600 тысяч рублей. Эта немалые деньги. Надеюсь, их не придется взыскивать через суд…

А В ЭТО ВРЕМЯ

У Виталины «отжали» жилье

На днях стало известно, еще в декабре однокомнатная квартира в деревне Глухово под Красногорском, хозяйкой которой с 2012 года значилась Виталина, была… подарена Джигарханяну. Напомним, эта та самая квартира, в которой несколько лет жили Джигарханян и Виталина до того, как зарегистрировали брак. Тогда актер был женат на Татьяне Сергеевне Власовой. Чтобы прежней жене не досталось вновь приобретенное имущество, все оформлялось на молодую возлюбленную. И вот опаньки — новый хозяин — Джигарханян!

Кто ему подарил квартиру, на каком основании — загадка, в том числе для Виталины. Мы попросили адвоката Ларису Широкову прокомментировать эту странную ситуацию.

— Оригиналы документов на квартиру в Глухово (в жилом комплексе «Рублевское предместье») находятся у Виталины, — рассказала нам Лариса Широкова. — Тем не менее еще в декабре ее подарили Армену Борисовичу по доверенности. Мы об этом узнали случайно, когда новые хозяева поменяли в квартире замки. Неделю назад мы получили выписку из Росреестра, где новым собственником значится Джигарханян. После этого подали заявление в полицию, написали, что произошло незаконное проникновение в жилище.

— Кто мог подарить эту квартиру Джигарханяну без ведома Виталины?

— Сделка могла осуществиться только по доверенности. Такой доверенностью располагала, например, Элина Мазур. У нее были широкие полномочия, включая распоряжение имуществом Виталины. Но это не давало право продавать или дарить квартиры. Виталина не давала таких распоряжений. Я считаю, что против нас начались «бои без правил». Разумеется, мы будем оспаривать эту сделку.

— Как закончить эту семейную сагу миром?

— Только за столом переговоров с нашими оппонентами. Мы ждем, что они оформят свои имущественные претензии. Какие квартиры они хотят вернуть? Квартиру в Глухово они уже забрали. Как они предлагают разделить квартиру на Молодогвардейской улице? Сколько денег, по их мнению, Виталина «вывела» со счетов Джигарханяна? Свои претензии они должны подтвердить документами, банковскими выписками. Мы будем доказывать, что ни одного рубля Виталина не украла, что действовала исключительно в общих интересах с Арменом Борисовичем. И конечно, мы настаиваем, чтобы прекратилось уголовное преследование. Через «Комсомольскую правду» я приглашаю адвоката Армена Борисовича к переговорам. Если не удастся договориться мирно, все вопросы можно будет решить в гражданском суде. Нам бы очень не хотелось идти тем же путем, которым пошли наши оппоненты и возбуждать против них уголовное дело, хотя прецедент для этого они создали.

ВОПРОС ДНЯ

А разница в возрасте — это правда препятствие семейному счастью?

Бари АЛИБАСОВ, продюсер:

— Семейное счастье только с возрастом и приходит. Рукопашные семейные бои — лет до 45. А дальше уже покой и смирение. В пожилом возрасте руки не поднимаются.

Эдита ПЬЕХА, народная артистка СССР:

— А что у меня спрашивать?! Звоните лучше Алле Борисовне или Максиму — они вам точно ответят! Я убеждена: возраст любви не помеха. Главное, чтобы любовь была настоящей.

Сергей ЛИТВИНОВ, писатель:

— Разница в возрасте — помеха, но не сразу. Когда ему исполняется 60, а ей, допустим, 40, младшую тянет в ночной клуб, а старшего — лежать на печке.

Анна ЛИТВИНОВА, автор детективов:

— Разница в 10 — 15 лет в наше время ерунда. Но когда вокруг пожилых и успешных крутятся шустрые юнцы и юницы моложе лет на 40 — это настораживает. Счастливые исключения случаются, но чаще молодое поколение отбирает у наивных старичков долю имущества.

Вячеслав ДАНИЛОВ, директор центра политического анализа:

— «Берег утопии» Стоппарда начинается с диалога: «Муж должен быть в два раза старше жены». История равенства в возрасте брачующихся слишком коротка, чтобы говорить о вечном счастье.

Егор ХОЛМОГОРОВ, философ:

— Муж должен быть несколько (на 5 — 10 лет) старше и жизненно опытнее. Но вот браками с «молоденькими» я на месте мужчин не увлекался бы. Они таят разочарования.

Ольга СКВОРЦОВА, победитель конкурса «Семья года-2017»:

— У меня была возможность выйти замуж за ровесника. Но все мужчины, которых я встречала в своей жизни, не годились на роль мужа. Видимо, этих 20 лет им не хватало для того, чтобы суметь отвечать за жену и детей.

Татьяна СОРОКИНА, самая многодетная мать России:

— Ну, конечно, нет. Лишь бы друг другу подходили. Хотя я вот своим девчонкам советую выбирать супругов чуть старше. Тех, которые нагулялись уже и подуспокоились. Но главное все же, чтобы у супругов были одинаковые помыслы.

Источник

Понравилось? Поделитесь с друзьями!




Последние Новости


Загрузка...