Невестка Владельца Черкизона Осталась На Улице С Двумя Детьми Без Жилья И Денег » Стартовая страница - все самое интересное в Интернете на одном сайте.



Главная Девушки 18+ Игры








Невестка Владельца Черкизона Осталась На Улице С Двумя Детьми Без Жилья И Денег

Екатерина  восемь лет была гражданской женой сына олигарха  Исмаилова — Сархана (см. «Из досье «КП»). Она купалась в деньгах и роскоши, жила в особняке с многочисленной прислугой и не беспокоилась о будущем. Однако карета превратилась в тыкву, и молодая женщина оказалась перед новой реальностью — ни жилья, ни денег, на работы, ни образования. Да еще и бывший муж пытается забрать детей.

Екатерина нашла укрытие в монастыре. Здесь, оборвав все связи с внешним миром, она и дети скрывались 3,5 года. И вдруг они решили нарушить молчание.

«Я И САМА БОЛЬШАЯ ГАДИНА»

Маленький монастырь в глуши. Деревня из 30 домов, где все друг друга знают. О том, что Катя некогда была женой богача и проводила время в основном на французской , здесь многие и не догадываются. Для всех она просто — Екатерина из монастырской чайной.

— Монастырь — это и дом, и обитель души, и кормилец, и поилец, — говорит Романова. — Я ведь когда здесь оказалась четыре года назад, не умела ничего. Женщины еще смеялись, как так — двое детей, а ты даже тряпку в руках не умеешь держать. А потому что за меня все делала прислуга. Не знаю, что бы с нами было, если бы Батюшка не благословил нас здесь остаться. Теперь мы при монастыре — и нам намного легче. Вещи, например, вообще не покупаем — все жертвуют. Также нас собрали в школу, иначе я бы не справилась сама никогда. Пирожки, булочки, молоко, кровати для съемной квартиры — все это тоже монастырь. Здесь и работу нашла — в столовой.

— Катя, где отец детей, почему он вам не помогает?

— Давайте не будет однозначно всех обзывать. Я стала мамой в 20 лет, Сархан и того младше — в 18. Виноваты, что все так закончилось, мы оба. Молодые были, совершали необдуманные поступки, все строилось исключительно на чувствах, а не на разуме. А потом, когда подросли, все сошлось к тому, что мы расстались. Я и была инициатором разрыва. Ни в коем случае я не виню ни в чем Сархана. Сама во многом виновата, так как обидела его своим уходом. Любому такое не понравится, а он человек восточный к тому же. Да и характер у меня не самый простой. Сархану вообще надо памятник поставить за те 8 лет жизни со мной. За любовь, терпение и прекрасных детей. Даже рукоприкладство, что случалось, частично было по моей вине. Он же все-таки не истеричный пьяница, который почем зря лупит свою жену, я выводила его из себя. Так что никаких обид я на него не держу. И не могу сказать «Ах он, гад!» Я и сама большая гадина.

ОТЕЦ ПОХИТИЛ ДЕТЕЙ

Когда именно они расстались, Катя даже и вспомнить сразу не смогла.

— Четыре года назад или пять… Что-то даже и сообразить уже не могу… Да, точно, Лане (дочка Романовой и Исмаилова — Ред.) было 9, когда он их выкрал. Но разошлись мы раньше. После расставания прекрасно общались и даже после его женитьбы на другой. Но потом произошел один неприятный инцидент, и все изменилось.

В монастыре Романова, как сама рассказывает, оказалась не случайно. Хотя когда-то даже представить себе не могла, что будет жить при обители и всерьез задумываться о монашеском постриге.

— Мама моя после смерти отца сильно переживала, да и мы с ней ссорились. И вот на фоне этого она приехала в обитель, попала к старцу (в монастыре, где живет теперь Катя, обитает один их самых известных и почитаемых монахов  — Ред.) и прожила здесь год. Когда она вернулась, я слушала ее рассказы и крутила пальцем у виска. Какой монастырь? Какой старец? Секта, что ли, какая-то? Но потом, в первое лето после расставания с Сарханом, я приехала сюда с детишками на выходные и осталась на несколько месяцев. Мы жили в скиту вдали от цивилизации. Там я и готовить научилась, и стирать. Второй раз я приехала сюда уже с вопросом: «Что делать? Отец похитил детей». Попала к старцу Илию, личному духовнику Патриарха, он благословил меня написать заявление в полицию, так как увидел, что в графе отец стоит прочерк.

— Как это — прочерк? Сархан не признал детей?

— Все не так. Для него самого оказалось сюрпризом, что он не значится отцом. Сложно объяснить, как такое произошло, просто меня надоумили тогда поступить подобным образом. Знаю, что Сархан пытался восстановиться в правах и даже  брал, но так и не сделал этого.

— Потому он и похитил детей?

— Он прекрасный отец и очень любит и Лану и Давида. С этим похищением неприятная очень произошла история, в которой частично и я виновата. Он не собирался никого выкрадывать. Просто как-то приехал к детям, меня дома не было, и он взял их погулять до вечера. Но потом они заигрались, и Сархан предупредил, что привезет их завтра. Когда же приехал на следующий день и сказал, что хочет поговорить, я просто выгнала его за дверь и не стала разговаривать. И друга его выгнала. Оскорбила восточного человека, проявив неуважение. Тогда он разозлился и решил не отдавать мне Лану и Давила. И я не видела их четыре месяца.

Дети потом рассказали матери, что сначала отец поселил их у друзей. Потом с няней, которая водила их гулять на рынок, где подрабатывала. Девочка перестала ходить в школу, ребята все время просились к маме.

— Я узнала, где они живут с этой няней, — вспоминает Катя. — Был план подкараулить их на прогулке и забрать. Но случилось все по-другому, в тот день Давид приболел, и они не пошли гулять. Дети увидели меня в окно, начали кричать, плакать, биться о стекло. Я внизу вела себя примерно так же. Это был самый ужасный поступок в моей жизни. Я поняла, что совершила большую ошибку, надо было идти в полицию, как и говорит отец Илий.

После обращения в органы Сархан тут же связался с семьей Кати и привез детей обратно.

— Лана вернулась с нервным тиком и экземой. Еще год, наверное, она в себя приходила и при каждой неприятной ситуации тут же покрывалась красными пятнами. Я и сама дергалась от каждого стука в дверь и решила сбежать -нибудь. В обители меня и приняли.

ЗА ЧЕТЫРЕ ГОДА НЕ ДАЛ НИ РУБЛЯ

— То есть вы приехали в эту глушь, в деревню и монастырь, прятаться?

— Я бы даже сказала — скрываться. Мы сбежали, оборвали все контакты, выкинули телефоны и не пользуемся ими до сих пор. Сначала жили в гостинице для паломников, снимали комнату с печкой. Потом переехали в маленький домик — душ и туалет для нас были счастьем. Спали втроем на одной кровати, лишь бы быть рядом и постоянно иметь тактильный контакт. Когда возвращают детей — уже все равно, какие бытовые условия. Первые месяцы я все время боялась прихода полиции, ювенальной юстиции. Думала, что Сархан меня найдет, приедет с органами опеки и отберет сына и дочь. Но постепенно пришла в себя — природа, свобода. Я ведь раньше ходила по улице с охраной . Только здесь поняла, как меня это угнетало. Детям так вообще на воле в сто раз лучше, чем за заборами. Но вот деньги очень нужны, конечно, — разводит руками женщина. — Дети учатся. Они ходят в платную школу здесь недалеко. Очень хорошее образование, гораздо лучше, чем в столичных лицеях. Говорю, потому что знаю — дочка первые годы училась в элитной школе в , а здесь программу нагонять нам пришлось. Но ведь теперь нужны и компьютеры для обучения, и смартфоны. У нас же ничего нет, и купить особо не на что. Сын просится в секции, а это опять — деньги, деньги, деньги. Одно спортивное обмундирование сколько стоит — нам не потянуть.

Зарплата у Кати 15 000 рублей. Помогает с пенсии бабушка, сама Катя ищет подработку где только может:

— Этим летом вот со старичками сидела, заработала 18 000. А так я могу и полоть, и убираться.

— А бывший муж вообще никак не помогал?

— Абсолютно. Он исчез из нашей жизни и за эти годы даже ни разу не поздравил сына и дочь с днем рождения. Как только он отдал детей. Все! Больше не объявлялся и не появлялся. Я надеялась, что он одумается и вспомнит про нас. Он ведь очень любит и Лану, и Давида и был счастлив, когда они родились.

— Так вдруг он вас найти не может?

— Первое время, может быть, это было причиной, хотя телефон моей мамы у него всегда был. Оказывается, она даже писала ему как-то в декабре: «Вот, Новый год, детям ты нужен». До меня доходили слухи и разговоры, что с финансами очень сложно у Сархана. Что он чуть ли не без машины и папа отказал ему от дома. Проблемы у всех одни, просто они имеют разный масштаб. У меня не было ни то что машины — еды, жилья, образования и опыта работы. Знаете, свою несостоятельность ощутить очень страшно: в 30 лет с двумя детьми на руках и без средств к существованию.

«В ГЛУШИ, БЕЗ МИШУРЫ Я СЧАСТЛИВА»

— Скучаете по роскошной жизни?

— Нет, вообще не скучаю. Моя жизнь сейчас намного богаче. И вообще, я не искала никогда принца, так все случайно вышло. Была мала и глупа. Более того, меня очень напрягала наша социальная разница. И ему, и мне было тяжело. Разные веры, разное воспитание — это все очень сложно. Иногда вспоминаю себя и стыдно. Помню, как скупали все в этих дорогущих бутиках в , продавцы смотрели на нас — русских, как на сумасшедших просто. Приходили в «Hermes» и требовали посуду. Какую посуду, если этот дом моды вообще начался с того, что шил сапоги для наездников? Но нам же все равно было. Это после я стала изучать историю и традиции, знакомилась с высокой модой. А до этого вообще не соображала ничего. Помню, с одним приятелем Сархана спорила, доказывая что «D&G» это не тоже самое, что «Dolcе&Gabbana». Стыдоба. Там в этих замках, в окружении прислуги самое любимое слово было — депрессия. Потому что нечем заняться больше. Воспитывали детей — няни, убирали — домработницы. Мама еще говорила: «Тебе бы в колхоз», я ее тогда не понимала. А сейчас… Сейчас я чувствую себя намного лучше. Здесь в глуши, в своей деревне, без всей этой мишуры, я счастлива.

В августе Катя вышла замуж. Ее супруг — такой же воцерковленный, работает при монастыре. Их брак благословил батюшка, и скоро они повенчаются.

— Я готовила себя в монашки. Не думала, что смогу с кем-нибудь построить семью. Ведь это сложно после 8 лет другого брака. Мой муж и вообще наше знакомство, наше общение — это все необъяснимо словами. Я благодарна батюшке за эту затею, он нас благословил, и я увидела другую семейную жизнь. Теперь знаю, что такое быть замужем. Не женой, а именно за мужем. Я благодарна этой жизни и богу. Есть двое моих прекрасных детей, мой супруг, обитель. Мне ничего больше и не надо.

ХОТИМ ЗАБРАТЬ ДОМА В ЛЕСНОМ ГОРОДКЕ

— А зачем тогда тебе нужна вся эта огласка? Почему ты решила выйти из тени?

— Честно, я не хотела ничего такого. И тяжело мне все дается, это общение с журналистами, поездки в город. Настояла на всем дочка. Она как раз скучает по прошлой жизни, помнит ее, она же росла в роскоши. Лана гораздо увереннее, чем я. Она сказала: «Мама, тебе ничего не надо, подумай о нас». А СМИ мы подняли только для того, чтобы забрать наши дома и чтобы не было никаких угроз со стороны тех людей, кто живет сейчас в них. Действовали исключительно из этих соображений. Батюшка благословил на этот шаг, и я решилась. Уверена, Сархан должен понять, я и так столько лет терпела и молчала. Когда в этом году сына надо было собирать в школу, я наплевала на свою гордость и позвонила его другу, попросила передать, что нам нужна помощь. Но он так и не ответил. Что мне еще остается делать. Искренне надеюсь, что он выйдет на связь и мы обо всем договоримся миром.

— Какова конечная цель всей этой шумихи?

— Мы хотим забрать дома, что в Лесном городке. Вроде как они на меня оформлены. Мы хотим их сдать, чтобы были деньги. Все до копейки я потрачу на детей, на их будущее, на их образование. Мне самой ничего не надо, кроме того, чтобы и мы, и дети общались друг с другом и дружили как раньше.

Источник


Понравилось? Поделитесь с друзьями!




Последние Новости


Загрузка...