История, Которую Семейство Романовых Тщательно Скрывало » Стартовая страница - все самое интересное в Интернете на одном сайте.



Главная Девушки 18+ Игры








История, Которую Семейство Романовых Тщательно Скрывало

Грех из тех, который не прощается лежал в истории семьи Романовых, которых к 1917 году, не беря в счет самого императора, его жену и детей, насчитывалось 60 человек, его семья старалась никогда не упоминать.

Рожденный в семье Константина Николаевича, великого князя, который был вторым сыном Николая 1, и младшим братом Александра 2- Никола, так его называли в семье Романовых, был всего на ступень ниже действующего императора.

Мраморный дворец в Петербурге, умопомрачительной красоты Павловск все это принадлежало родителям одного из самых красивых князей, прекрасному танцору и украшению всех балов, Николаю, но со временем, ему предстояло взять бразды правления в свои руки.

1868 году поступил в Академию Генерального штаба, где никаких поблажек в связи с тем, что он был членом императорской семьи ему не давали, не смотря на это он окончил академию в числе лучших с серебряной медалью. Что доказывает, что он был не только умен, но и имел прекрасный характер.

К сожалению женщина погубила его блестящую карьеру, на него было возложено столько надежд. Он поступил на военную службу, в 21 год стал командиром эскадрона лейб-гвардии.

Роковая женщина

Фанни Лир

Фанни Лир- так звали американскую танцовщицу, с которой на одном из балов познакомился князь. Очередное амурное приключение- так думали о новой связи семья Романовых, которая ни о чем не опасалась. Отношения, в скоре стали чем-то большим, чем простая любовная интрижка. Скандальный брак- то из-за чего все опасались.

Как спасать сына- был главным вопросом давно не живших уже вместе его родителей. Отправка на войну- лучшее средство для излечения от любовной холеры, именно это сказал отец. Поход на Хиву, в который молодой полковник Генерального штаба отправился вместе с экспедиционным корпусом в 1873 году, когда ему было 23 года.

Орден Владимира 3-ей степени был тем, с чем вернулся с войны вояка-Николай. Отправился со своей ненаглядной Фанни в путешествие по Европе сразу после приезда. Денег на содержание Фанни, стало не хватать, так как Никола не жалел на нее денег и осыпал дорогими подарками.

Хоть и Николай Константинович был безмерно богат, он не мог тратить любые суммы денег постоянно. Карманные расходы, которые выделялись Николаю хоть и были крупными, но не в миллионном эквиваленте. На личных расходах в царской семье было принято экономить.

Кража

В апреле 1874 года его мать — Александра Иосифовна — обнаружила в Мраморном дворце пропажу трёх бриллиантов с оклада одной из икон, которой император Николай I благословил её брак. Великий князь Константин Николаевич вызвал полицию, и вскоре бриллианты были найдены в одном из ломбардов Санкт-Петербурга.

Поиски привели к человеку, отнёсшему бриллианты в ломбард — адъютанту великого князя Е. П. Варнаховскому, мнение о виновности которого сохранилось и позже. На допросе 15 апреля он категорически отрицал причастность к краже и говорил, что лишь отнёс в ломбард камни, переданные ему Великим князем Николаем Константиновичем.

Николай, присутствовавший на допросе, поклялся на Библии, что не виновен, — чем, как говорили, усугубил свой грех. Отцу же он сказал, что готов, выручая своего товарища Варнаховского, взять вину на себя. Император Александр II, взявший дело под личный контроль, подключил к расследованию шефа корпуса жандармов графа П. А. Шувалова. Шувалов три часа допрашивал в Мраморном дворце арестованного Николая Константиновича в присутствии отца, который позднее в своём дневнике писал: «Никакого раскаяния, никакого сознания, кроме, когда уже отрицание невозможно, и то пришлось вытаскивать жилу за жилой. Ожесточение и ни одной слезы. Заклинали всем, что у него осталось святым, облегчить предстоящую ему участь чистосердечным раскаянием и сознанием! Ничего не помогло!» В конечном итоге пришли к выводу, что бриллианты были похищены Николаем Константиновичем, а вырученные деньги должны были пойти на подарки любовнице князя — американской танцовщице Фанни Лир.

Скандал в царском семействе

На семейном совете — общем собрании членов монаршей семьи — после долгих дебатов (как варианты предлагались: отдать в солдаты, предать публичному суду и сослать на каторгу) было принято решение, наносившее минимальный вред престижу царской семьи. Решено было признать великого князя Николая душевнобольным, а затем он по указу императора навсегда высылался из столицы империи. Фанни Лир была выдворена из России с запрещением когда-либо сюда возвращаться. С Великим князем она больше никогда не встречалась.

Николаю Константиновичу было объявлено фактически два приговора. Первый — для публики — состоял в признании его безумным. Из чего следовало, что отныне и навсегда он будет находиться под стражей, на принудительном лечении, в полной изоляции. Смысл второго приговора — семейного — состоял в том, что в бумагах, касающихся Императорского Дома, запрещалось упоминать его имя, а принадлежавшее ему наследство передавалось младшим братьям. Он также лишался всех званий и наград и вычёркивался из списков полка. Он высылался из Петербурга навечно и был обязан жить под арестом в том месте, где ему будет указано.

Скитания

Увезён из Петербурга осенью 1874 года. До приезда в Ташкент летом 1881 года, то есть за неполных 7 лет, сменил по меньшей мере 10 мест жительства. Ему нигде не давали приобрести хоть какой-нибудь дом и обзавестись связями. Местами ссылки были: Владимирская губерния, Умань, местечко Тывров близ Винницы.

Когда Николай Константинович был отправлен в Оренбург, он предполагал, что там надзор за ним не будет очень строгим, так как там постоянно шли боевые действия. Действительно, в Оренбурге местное начальство на многое закрывало глаза. Именно в Оренбурге в 1877 году 27-летний Николай опубликовал свою работу «Водный путь в Среднюю Азию, указанный Петром Великим», вышедшую без указания имени автора. Здесь ему удалось совершить поездки вглубь казахских степей — верхом, вместе с такими же энтузиастами, он проделал путь от Оренбурга до Перовска. Он был захвачен идеей постройки железной дороги из России в Туркестан. Посланный в Петербург проект был признан нерентабельным из-за малонаселённости земель.

В Оренбурге князь совершал экстраординарные поступки. Так, зимой 1878 года он обвенчался с дочерью городского полицмейстера Надеждой Александровной Дрейер. Венчание было тайным, но распространились слухи, и в Петербург был отправлен доклад. В итоге специальным указом Синода брак был расторгнут, а семейству Дрейер было приказано покинуть город (что не было исполнено). Александр III дозволил узаконить морганатический брак, правда, при этом молодым было предписано отправляться в Туркестанский край, в Ташкент.

Оборотистый бизнесмен

Великий князь занимался предпринимательством, был владельцем ряда предприятий в Ташкенте: завёл мыловаренный завод, фотографические мастерские, бильярдные, продажу кваса, переработку риса, мыловаренные и хлопковые мануфактуры, регистрируя, во избежание родственного гнева, все организуемые предприятия как принадлежащие жене. На деньги, получаемые от предпринимательской деятельности, им был построен первый в Ташкенте кинотеатр (тоже как «бизнес-проект») — «Хива», на собственные деньги он занимался и прокладкой оросительных каналов в Голодной степи.

Доходы от предпринимательства составляли внушительную сумму — до полутора миллионов рублей в год. Для сравнения: из Петербурга князю присылали на содержание в год 200 тысяч рублей.

Николай Константинович оказался превосходным предпринимателем. Он одним из первых обратился к наиболее доходной тогда области промышленности в Туркестанском крае — строительству и эксплуатации хлопкоочистительных заводов. При этом он использовал самые передовые технические идеи своего времени — на его заводах использовался безотходный технологический цикл — семена хлопчатника, остававшиеся после переработки сырца в волокно, употреблялись в качестве сырья на маслобойнях, а жмых шёл как на удобрения, так и на корм скоту.

Уже своими первыми ирригационными работами он снискал большую популярность у населения. Первая из них — выведение из Чирчика по правобережью реки канала, названного им Искандер-арыком.

Тогда на этих землях находилось лишь несколько домов бедных дехкан, выселившихся из Газалкента. После проведения Искандер-арыка тут заложили «великокняжеское» селение Искандер. В стороне от посёлка великий князь разбил большой сад. Во время связанных со строительством на Искандер-арыке работ Николай Константинович произвёл археологическое вскрытие расположенного у русла канала кургана, из которого извлекли оружие и другие предметы.

В 1886 году великий князь приступил к «выводу» сырдарьинской воды, желая во что бы то ни стало оросить хотя бы часть Голодной степи между Ташкентом и Джизаком, затратив много энергии и личных средств. Работы, связанные с проведением канала, обошлись князю свыше миллиона рублей. На прибрежной скале около реки, у головного сооружения близ Бекабада, была высечена крупных размеров буква «Н», увенчанная короной.

Туркменский князь

В Туркестане великий князь жил сначала под именем полковника Волынского. Позже он стал называть себя Искандером. Эту фамилию (в дальнейшем, Высочайше узаконенную) носят его потомки — князья Искандеры. Впоследствии (в 1894 или 1895 году) он женился ещё на одной даме — на Дарье Часовитиновой — 15-летней дочери ташкентского жителя, принадлежащего к казацкому сословию. От этого союза у него было несколько детей. При этом он мог появиться в обществе одновременно с двумя своими жёнами.

От Надежды Александровны у великого князя было двое сыновей: Артемий и Александр. Сама Надежда Александровна под именем «княгини Искандер» неоднократно посещала Санкт-Петербург, стараясь наладить связи с романовской роднёй. Возможно она не вполне в этом преуспела, но их обоих детей взяли учиться в Санкт-Петербурге в привилегированный Пажеский корпус.

Будучи натурой противоречивой, был способен и на вполне благородные поступки. Получив от императора 300 тысяч рублей на постройку дворца, он пустил эти деньги на постройку в Ташкенте театра. А роскошный дворец для своего проживания, построенный в центре Ташкента, и сейчас является одной из самых заметных достопримечательностей Ташкента — ныне это дом международных приёмов МИДа Узбекистана.

Известно, что Николай Константинович учредил десять стипендий для выходцев из Туркестана, которые не имели возможности оплатить учёбу в главных учебных заведениях России.

По материалам


Понравилось? Поделитесь с друзьями!




Последние Новости


Загрузка...